KalinaKonsta (kalina_konsta) wrote,
KalinaKonsta
kalina_konsta

Categories:

Одна из 1200...// Интервью от 2008 г //

Мими Рейнхард была не просто одной из списка вызволенных немецким фабрикантом Оскаром Шиндлером евреев концлагеря Плашов в Польше. Она была секретарем этого человека, и в течение нескольких лет помогала ему вести рискованную схватку за спасение человеческих жизней. Именно эта женщина, которой сегодня 92 года, напечатала список из 1200 фамилий людей, которые, став, так называемыми, «евреями Шиндлера», работали на его заводах до конца второй мировой войны.
Оскар Шиндлер, получивший звание «Праведник народов мира», скончался в возрасте 66 лет в 1974 году в Германии, и, согласно его завещанию, был похоронен в католической части кладбища на Масличной горе в Иерусалиме. На его могиле надпись на иврите –"Благодарение Б-гу, что он был наш". Оскару Шиндлеру, немцу, уроженцу чешского города Свитава, стоит памятник и на родине. Там надпись, выбитая на чешском и немецком языках, гласит: "Незабываемому спасителю 1200 обреченных евреев". В честь этого человека на Аллее Праведников в иерусалимском мемориале Яд-ва-Шем посажено дерево.
Года не щадят никого! По прошествии более 60 лет почти не осталось в подлунном мире счастливчиков, которых внесла в «Список Шиндлера» рука Мими Рейнхард. Но те, кого еще полностью не победила немощь, а также потомки спасенных, чтят память Оскара Шиндлера и ежегодно собираются у его могилы.
Мими Рейнхард прожила последние 50 лет в Нью-Йорке, и только совсем недавно переехала в Израиль к своему сыну, внукам и правнукам, давно живущим в этой стране. Она обычно отказывается давать интервью, но ее в буквальном смысле уговорила Вика Мартынова, корреспондент израильской русскоязычной газеты "Новости недели".По всей видимости, немаловажную роль сыграл тот факт, что мы с Викой представляем русскоязычные издания. Оказывается, за всю свою жизнь Мими Рейнхард ни разу не беседовала с русскоязычными журналистами. "Наконец-то, на десятом десятке жизни, – со смехом сказала мне и Вике бывшая секретарша Шиндлера, – я исправлю эту оплошность".
Отныне Мими Рейнхард живет в престижнейшем доме престарелых в Герцлии-Питуах. Это заведение ни в коей мере не напоминает богоугодное. Оно именуется «Шева кохавим» («Семь звезд») и, действительно, соответствует гостинице высшего класса санаторного типа. Не могу также не заметить, что в Герцлии-Питуах обычно селятся состоятельные выходцы из Северной Америки.
Когда я впервые услышал о Мими Рейнхард, меня очень удивило сочетание ее имени и фамилии. Короткое, в немалой степени сценическое имя, и типичная немецко-еврейская фамилия. Поэтому мой первый вопрос был таким:
- У вас необычное имя и очень известная в театральных кругах фамилия. Вы,случайно, не родственница знаменитого немецкого режиссера и актера Макса Рейнхардта?
- Я родилась в весьма обеспеченной еврейской семье в пригороде Вены в Австрии, которая тогда еще была Австро-Венгрией и управлялась императором Францем-Иосифом. Моя девичья фамилия – Коппель. Мои родители, страстные меломаны, хотели назвать меня Кармен, в честь полюбившейся им героини одноименной оперы Жоржа Бизе. Вероятно, они ожидали брюнетку, но родилась блондинка. Пришлось имя немного «подкорректировать».Так я стала Мими, как и героиня известной лирической оперы Джакомо Пучинни «Богема». Что же касается Макса Рейнхардта, к фамилии которого, кстати, добавлена буква «т», то, насколько я знаю, мой второй муж Альберт Рейнхард, не был и не мог быть его родственником. Ведь настоящая фамилия великого режиссера и актера – Гольдман.
- Вы успели завершить в Австрии свое образование?
- Нет. Я только поступила на филологический факультет Венского университета. Мне очень нравилось учиться, и я не особенно ощущала нараставший антисемитизм, ибо внешне не была похожа на типичную еврейку. В 1937 году я вышла замуж за Йозефа Вайтмана. Мой отец вскоре по делам бизнеса отправился в Уругвай. А я с мамой и мужем переехала в Краков. Там, в июне 1939 года, родился мой сын Саша. Когда Польшу оккупировали немцы, они стали выискивать евреев. Однажды гестаповцы ворвались в наш дом, учинили полнейший разгром и отправили нас в концлагерь Плашов. Мой муж, который в тот момент не был дома, позже оказался в Краковском гетто. Ему удалось бежать, связаться с польскими антифашистами и выправить фальшивые документы для моей матери и нашего сына. Благодаря этим документам мама и Саша смогли не только вырваться из лагеря и добраться до Венгрии, но и дожить там до победы. К сожалению, Йозефа схватили гестаповцы и замучили в своих застенках.
- Как вы попали к Шиндлеру?
-: Могу прямо сказать: меня спас немецкий, мой родной язык. Когда посудная фабрика Шиндлера начала расширяться, ему потребовались секретари. Среди польских евреев, которые в большинстве своем и трудились на его производствах, практически не было тех, кто свободно изъяснялся и писал по-немецки. Предполагаю, что меня, австрийку, кто-то ему порекомендовал. Он пригласил меня в свою канцелярию, поговорил со мной по-немецки и выяснил, что я могу стенографировать. Вероятно, в этот момент и решилась моя судьба...
- А также судьба тех, кого вы внесли в список, позже названный именем Шиндлера.
- Не могу не признаться, что я тогда совсем не умела печатать, «отбивала» буквы двумя пальцами. Но, конечно же, очень старалась. Поэтому мне и доверили перепечатку «Списка» набело. У меня не было никакой специальности, и недолго думая, я вписала себя в список, указав профессию – «машинистка». Еще я вписала в этот «список жизни» двух своих подруг. Они тоже спаслись, а после войны переехали в Израиль. Я с ними всегда встречалась, когда навещала здесь сына и его семью. К сожалению, мои подруги уже ушли из жизни.
- Если я вас правильно понял, то в «Список» попали далеко не все евреи, работавшие у Оскара Шиндлера.
- Разумеется. В "Списке" только 1200 фамилий, а у него работали тысячи. Шиндлер сделал только то, что смог. И даже больше. Намного больше. Ему приходилось почти все ночи проводить на своем предприятии, ибо он опасался внезапного появления гестаповцев. Когда в конце войны 300 женщин, числившиеся в «Списке», были отправлены в Освенцим, он сумел подкупом гестаповский бонз высвободить их оттуда. Это был единственный случай, когда транспорт с живыми людьми покинул Освенцим.
-: Были в «Списке Шиндлера» евреи из СССР?
- Нет. У Шиндлера работали польские, немецкие и чешские евреи.
- Несомненно, Шиндлер был мужественным человеком. И все-таки, почему он, едва ли не ежесекундно рисковал своей жизнью, спасая чужие?
- Нацистская ставка на подлость полностью не оправдалась, потому что были такие люди, как Шиндлер и его жена Эмилия, которые сохранили человечность. Когда большинство их соотечественников запачкали свои души, утратив сострадание, именно Шиндлер и совсем немногие подобные ему, по сути, восстали против нацистского безумия.
- Я читал, что Шиндлер после Второй мировой войны был отвергнут своими же согражданами. Его откровенные обвинительные выступления на судебных процессах над военными преступниками сделали этого мужественного человека бельмом в глазу тех, кто знал о творившихся преступлениях, но и пальцем не пошевелил, чтобы помочь безвинно обреченным на смерть. Хотя, с другой стороны, он был членом национал-социалистской партии Германии с 1935 года и даже носил золотой нацистский значок. Как это могло сочетаться в одном человеке?
- Для Шиндлера главным были человеческие жизни. И нацистский значок помогал ему завязывать контакты с нацистскими верхами, чтобы спасать евреев. В послевоенной Германии в него бросали камни и те, кто оставался в душе нацистом, и те, кто пытался оправдать свое полное бездействие "просто страхом". Шиндлер вынужден был уехать в Аргентину, прожить там семь лет и возвратиться в Германию, когда страсти вокруг его имени немного улеглись. Евреи, выжившие благодаря Шиндлеру, подарили ему после войны кольцо, на котором была выгравирована фраза из Талмуда: «Кто спас одну жизнь, тот спас весь мир».
- В фильме Стивена Спилберга «Список Шиндлера» вы не заметили каких-либо неточностей или несоответствий по сравнению с тем, что было на самом деле?
- На мой взгляд, фильм сделан на высочайшем уровне. Об этом свидетельствуют полученные режиссером и актерами фильма призы и награды. Ирландец Лиам Нисон, сыгравший Оскара Шиндлера, выглядит эффектно, похожим на своего прототипа. Ведь Шиндлер был красивым мужчиной, любившим жизнь во всех ее проявлениях. Правда, мне кажется, что в художественном фильме невозможно передать тот непреходящий ужас безысходности, который всеми нами владел. Точности ради скажу, что тряпье, в которое мы были одеты, не идут не в какое сравнение с одеждами игравших нас актеров. Ведь мы оставались узниками концлагеря.
- Как сложилась ваша судьба после войны?
- Прежде всего, я поехала в Венгрию, разыскала сына и мать. Мы были наслышаны о сталинских ужасах и очень боялись большевиков. Мы не желали попасть "из огня в полымя". Поэтому переехали в Италию. Государство Израиль еще не было провозглашено и в попытке добраться до Соединенных Штатов, мы оказались в Танжере, который сегодня принадлежит Марокко, а тогда обладал особым международным статусом. Там я познакомилась со своим вторым мужем, фамилию которого и ношу. Вскоре мы все оказались в Нью-Йорке. Мой сын в начале 70-х годов переехал с семьей в Израиль. Он социолог, работает в Тель-Авивском университете. У меня три внука и девять правнуков. Они все живут в еврейском государстве. Я к ним только присоединилась.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments